Андрей БОВЫКИН о работе на полярном круге - Fireplaces&Stoves

Андрей БОВЫКИН о работе на полярном круге

п

Мои школьные годы прошли в городе Урае Ханты-Мансийского автономного округа. Помню, мечтали тогда с друзьями побывать на полярном круге — хотелось узнать, как же он выглядит, этот загадочный «круг». С тех пор прошло уже очень много лет, я и думать забыл о той детской мечте. Но неожиданно нынешним летом директор керамической мастерской «Гильдия Мастеров» Юрий Васильевич ВОЛКОТРУБ предложил мне построить печь в Салехарде — единственном в мире городе, находящемся непосредственно на полярном круге!

автор

БОВЫКИН Андрей Анатольевич, зам. председателя Гильдии печников С-Пб

 

Не раздумывая, я ответил «да». В предстоящей поездке мне решили составить компанию мой напарник, любитель путешествовать Павел Сарафанников и сын Дмитрий, студент и будущий специалист по строительству мостов и туннелей.
Проект русской печи с подтопком, которую нам предстояло построить, был создан московским архитектором. Воплотить его в жизнь нужно было в рекордно сжатые сроки — к 10 сентября. Мастера керамики проявили чудеса в скорости исполнения: изразцы начали отминать в конце июля, а для основного элемента декора печи — птицы Сирин — изготовили новые формы. Прямо из печи, без подгонки, упаковывали горячую керамику.
И вот, в конце августа «семеро смелых» — четыре керамиста и три печника — отправились на Полярный Урал в неизвестность. Знали только, что из Салехарда мы ещё куда-то полетим на вертолёте.  Около трёх часов в самолёте — и мы в краю оленей, юрт и вечной мерзлоты. Архитектура Салехарда меня не удивила — такая же, как в Урае: старые деревянные двухэтажные дома и новые кирпичные. В продуктовых магазинах есть всё необходимое. Правда, сильно удивил нас творожный торт, изготовленный в марте… Да, видно, редко завозят.

5

Так выглядит ночное небо на полярном круге.

Утром вертолёт МИ-8 поднял нас над землёй и понёс на юго-запад, вдоль Полярного Урала. Под нами проплывали малинового цвета болота, голубые озёра, остовы юрт, текла полноводная Обь и сверкали на горизонте снежные вершины Уральских гор. А вот и озеро Варчаты: здесь водятся щука, окунь и хариус, в окрестностях гнездится исчезающая популяция птицы отряда журавлиных — стерхи.
Прилетели на объект. Оказалось, что придётся ещё пару дней подождать, пока вертолёт привезёт стройматериалы. А вокруг лесотундра, болота — гулять негде, да и медведи, росомахи бродят. От скуки спасла рыбалка: благодаря предусмотрительности Юрия Васильевича, у нас с собой была надувная лодка и спиннинги. Нет ничего вкуснее, чем уха из озёрной рыбы!

На третий день прилетел МИ-8. Надо ли говорить, с какой жадностью мы накинулись на работу, тем более что день 10 сентября висел над нами, как дамоклов меч! Привезённой небольшой партии керамики, кирпича и смесей хватило ровно на день работы. В дальнейшем вертолёт совершал ежедневные рейсы, но не успевал вовремя доставлять нужное количество кирпича. Из Салехарда с материалами вышел вездеход «Витязь», но несколько дней простоял в тундре из-за поломки, и нам, чтобы не было простоя, пришлось использовать кирпич от разобранной кухонной печки.

1

Привезённой небольшой партии керамики, кирпича и смесей хватило ровно на день работы.

Кстати, о проекте печи, которую мы строили. Он нас с Павлом «немного» удивил. Шесток с варочной плитой и горнилом русской печи располагались на высоте 64 см от уровня пола. Высота же самой печи составила всего 160 см. Почему? — Как выяснилось, архитектор просто скопировал печь своей бабушки. А печь в доме бабушки, судя по всему, была построена по принципу, хорошо описанному в книге «Пуд тепла из фунта дров» Бартенева А. И.: «Печник усаживал хозяйку дома на табурет. Расстояние от верхней пуговки у шеи хозяйки до плоскости табуретки служило высотой свода печи. Чело в печи было на 10 см шире плеч хозяйки, а высота его равна ширине плеч. Шесток в глубину — по размеру от локтя хозяйки до вытянутых пальцев другой руки. Высота печи делалась равной росту хозяйки плюс 2 спичечных коробка».

2

Павел Сарафанников в процессе работы над печью.

Поддувальная дверца под топочную не поместилась, и печь стала подовой (пришлось насверлить в дверце отверстий). Не нашлось места в проекте и классическому дымосборнику. Снова пострадал подтопок: его дымовой канал «вышел» в дымосборник немного выше, чем устье горнила. Дымоход высотой 5 метров и сечением 250 мм установили прямо на печь.
В общем, пришлось нелегко, но первая протопка показала, что единственная на Ямале русская печь с подтопком работает исправно.

3

Русская печь с птицей Сирин построена.

За оставшиеся до вылета несколько часов мы начали строить очаг на улице под купелью, рядом с русской печью установили банную печь, а также построили кирпичную противопожарную стенку, с одновременной облицовкой изразцами. На этом печные работы на озере Ворчаты не закончены. «Повезёт» ли нам с Павлом строить печь на полярном круге в полярную ночь?
Хорошо, что детские мечты сбываются.

6

Дружная команда печников и керамистов.

1 комментарий к записи “Андрей БОВЫКИН о работе на полярном круге”

  1. Молодцы, классно!Романтика.
    Помню тоже монтировал в Новом Уренгое.
    Удачи !

Оставить комментарий