О чём говорят печники - наблюдения дилетанта - Fireplaces&Stoves

О чём говорят печники — наблюдения дилетанта

45

Вот уже в пятый раз российские печники и производители различных материалов для строительства печей собрались в столице Карелии чтобы обсудить проблемы отрасли, поделиться опытом, найти новые идеи и подходы в работе. Семинар «КАМИ — осень 2012» традиционно собрал больше 40 специалистов из разных уголков России, а также гостей из Белоруссии и Эстонии.

Текст: Анастасия ВАЙНИК

Надо признать, когда попадаешь на любой профессиональный форум, ждёшь скучных (потому что совершенно непонятных) докладов и ещё кофе-пауз, когда можно поговорить «по-человечески». Здесь всё было не так — то ли оттого, что печи всё же не космические аппараты, то ли потому, что люди здесь в принципе не стремятся кого-то поразить умением выражать свои мысли умно, но непонятно. В общем, семинар российских печников «КАМИ — осень 2012» оказался по-настоящему интересным даже для такого дилетанта, каким является автор статьи.
Встречались участники форума будто старые добрые приятели — многие из них уже знакомы, потому что бывали в Карелии на прошлых семинарах. Профессиональные беседы, а порой и споры не прекращались с завершением, скажем так, официального лекционного времени. После каждый из участников семинара признавался, что пару-тройку идей или полезных советов здесь получил.

«БАЛЕРИНКА» — ЭТО ФЛЮГЕР?
А началось мероприятие совсем по-домашнему — будто к вам в гости пришли друзья, с которыми вы по каким-то причинам не виделись целый год и решили рассказать им, как, собственно, этот год прожили. Организатор семинара — директор Печного центра «Ками» Сергей СЕРЁГИН— поделился впечатлениями от поездок на производства Норвегии, Финляндии, Эстонии и Польши, а также от визита в австрийский городок Вельс —своего рода Мекку для европейских печников, где ежегодно проходит самая крупная и престижная профессиональная выставка мастеров печного дела KOK Austria.

46

Директор Печного центра «Ками» Сергей СЕРЁГИН

— Ежегодно в Вельсе крупнейшее в Европе австро-германское профессиональное объединение печников проводит большую выставку для мастеров этого ремесла, — рассказывает Сергей СЕРЁГИН. — Нам впервые удалось побывать на ней. Конечно, впечатлений очень много. Самое главное, что тон на этом мероприятии задают профессионалы — объединение, которое руководит всеми печниками в Австрии и значимой части Европы. Скажу больше, авторитет данной организации настолько высок, что только после согласования с ней в этих странах принимаются все законы, касающиеся печного отопления.
— Австрия — настолько «продвинутая» в печном деле страна?
— Это одна из законодательниц мод в печестроении, наравне с Германией. В Австрии в большей степени чтят традиции, здесь работает шесть профессиональных учебных заведений, которые готовят печников, — то есть уровень серьёзный и, безусловно, нам есть чему поучиться у австрийских мастеров. Прошедшая выставка была для нас очень полезна. Мы встретились с коллегами из Эстонии, а также с несколькими интересными предприятиями из Польши.
К слову, разработки именно польского завода Darko вызвали первые споры среди печников: «Что-то похоже на кустарное производство», — послышалось из аудитории, когда в рассказе об одной из поездок дело дошло до фотографий польского завода.
— Darkо работает больше 15 лет на европейском рынке и завоевал заслуженную популярность у специалистов, — парирует Сергей СЕРЁГИН. — Мы там были, видели производство и как они тестируют свою продукцию. Например, в лаборатории Darko дымосос уже четыре года работает без какого-либо перерыва, то есть это тесты со стрессовыми нагрузками. Визит на завод был очень полезен для нас — мы выбрали интересную нам продукцию, которая в России ещё не представлена. Например, «балеринка» — специальная конструкция, которая устанавливается на трубе. Не зависимо от того, как ветер меняет свое направление, «балеринка» всегда поворачивается против ветра — в результате тяга лучше и печи не дымят.
— Так это ж наш флюгер! — тут же послышалось из аудитории.
— Нет, флюгер только указывает направление ветра, а здесь другая конструкция, — не согласился кто-то.
— Да какое там! Флюгер это! Только форма другая и название не наше!
— Да говорят же, конструкция другая!
— Да что в ней другого?!
Через пару минут в спор вмешивается Сергей СЕРЁГИН:
— У нас в соседнем кабинете выставлена продукция завода Darko. Давайте в перерыве обсудим все вопросы, иначе мы ничего не успеем.
На том и согласились. В перерыве, правда, спор продолжился и, похоже, каждый остался при своем мнении.

А НУЖНА ЛИ НАМ ЕВРОПА?
Лекционная часть семинара началась с выступления одного из руководителей гильдии печников Эстонии Аннеса АНДРЕССОНА — потомственного владельца фирмы Ahjutarve OU, специализирующейся на производстве печного изразца и строительстве кафельных печей и каминов. Аннес рассказал о традициях печестроения и методах расчёта печей в Эстонии, а так же о связях эстонских печников с европейскими коллегами. Исторически сложилось так, что в Эстонии в настоящее время уживаются традиции строительства кирпичных и изразцовых печей: кирпич используется при строительстве топки и дымооборотов, а изразцы — для облицовки печи. Аннес Андрессон рассказал, что в Эстонии разработаны и применяются нормы проектирования и расчёты, которые позволяют создавать конструкции, соответствующие самым современным требованиям. А членство в VEUKO — союзе печников европейских стран — помогает эстонским мастерам быть в курсе всех законодательных нововведений.
Кстати, ближайший международный конгресс VEUKO пройдет в Таллине, и именно там создающееся сейчас на основе Гильдии печников Карелии некоммерческое партнёрство «Печники России. Северо-Запад» рассчитывает получить официальное подтверждение своего членства в этом союзе, о чём директор Печного центра также упомянул во время семинара. И здесь мнения печников разошлись. Некоторые считают, что дружить с Европой надо, но вступать в общий союз незачем — уж больно различны традиции. Другие убеждены, что членство в европейском профессиональном союзе позволит оперативно получать доступ к актуальной информации об изменениях в европейском законодательстве в области печестроения, о тенденциях развития печного дела, о недостатках и преимуществах уже испытанных в Европе технологических решений. В общем, поспорили и об этом.

47

И В ПЕЧНОМ ДЕЛЕ ЕСТЬ МЕСТО ТРИЗ
Очень любопытной оказалась беседа с начальником отдела маркетинга и в прошлом главным инженером «Рубцовского литейного комплекса» Юрием МЕЛЬНИКОВЫМ. Конструктор и ТРИЗовец, он сам конструирует печную фурнитуру, и именно с его лёгкой руки на российском рынке появились печные дверцы под маркой «Ками», а также носящие исконно карельские названия — «Онего» и «Кижи». А в одной из поездок по Карелии Юрию МЕЛЬНИКОВУ понравилось карельское слово «сельга» — и вот уже на семинар приехала дверца «Сельга», изготовленная ведущим в России и признанным за рубежом производителем печного литья.

48

Юрий МЕЛЬНИКОВ, начальник отдела маркетинга «Рубцовского литейного комплекса»

Юрий МЕЛЬНИКОВ: «Всё, что представлено здесь, конструирую я сам на основе пожеланий и рекомендаций печников — для этого и езжу на семинар. Печники — практики, и им, как никому другому, хорошо видны все недостатки и недочёты печной фурнитуры»

— Мы давно сотрудничаем с Печным центром «Ками», и, чтобы поддержать печников Петрозаводска, сделали, скажем так, персональную дверку с учётом пожеланий печников «Ками», то есть под их конструктивные решения. А потом, когда наше общение и сотрудничество стало более глубоким, я решил — раз уж эти идеи рождаются здесь, на семинаре печников в Карелии, то и названия им надо давать карельские.
— «Рубцовский литейный комплекс», пожалуй, единственное в России литейное производство, которое действительно учитывает реальные потребности российских печников и держит качество европейских стандартов. Как так получается?
— Всё, что представлено здесь, конструирую я сам на основе пожеланий и рекомендаций печников — для этого и езжу на семинар. Печники — практики, и им, как никому другому, хорошо видны все недостатки и недочёты печной фурнитуры. Вот, например, специалисты Печного центра «Ками» регулярно проводят экспертизу различных печей. Они изучают конструкции, фурнитуру, сравнивают с тем, что видят на производствах в Европе, и делают свои выводы. В частности, формируются совершенно конкретные пожелания по фурнитуре, которая соответствовала бы, скажем так, российскому менталитету, но при этом ни в коем разе не уступала по качеству европейской. Они знают, какое именно печное литьё необходимо под их конструкции печи, под их тепловые расчёты. Поэтому, когда мы конструируем и отливаем на заводе дверки и другую фурнитуру, — мы делаем продукт, который уже ждут. И каждый год я привожу и показываю то, что мы сделали согласно пожеланиям участников семинара. Печники предлагают что-то ещё, делают какие-то замечания, подсказывают хорошие идеи. Это невероятно конструктивный процесс.
— Что Вы привезли показать в этом году?
— Вот дверка для подовой печи. Она может использоваться без поддувала: нижним шибером регулируется нижний поддув, когда разгораются дрова, потом нижний поддув перекрывается и открывается верхний поддув — чтобы воздух подавался в точку горения. При этом дверка полностью герметична и в её конструкции решена проблема, с которой прежде сталкивались печники и, соответственно, потребители: когда через шибер вылетают угольки и необходимо класть предтопочный лист, чтобы пол не загорелся. В этой дверке мы продумали отбойник, который не даёт возможности уголькам вылетать наружу, при этом всё просчитано таким образом, чтобы отбойник не тормозил воздух, его как будто бы и нет вовсе. То есть, как говорят инженеры, занимающиеся ТРИЗ — теорией решения изобретательских задач — системы защиты вроде как не существует, но ее функции выполняются.
— А Вы из ТРИЗовцев?
— Да, я старый ТРИЗовец, учился ещё у Генриха Сауловича АЛЬТШУЛЛЕРА. И если уж заговорили о ТРИЗовских решениях, то вот последняя разработка, которую мы назвали «Алтайская кольчуга». Как-то в журнале «Fireplaces&Stoves» я прочитал о том, что есть почти не решаемая проблема: в той области печи, где загружается топливо и начинается процесс горения, кирпич трескается от перепадов температур (Статья Новикова А. К. «Трещины в печном кирпиче: почему это происходит и как этого избежать», «Fireplaces&Stoves» № 3 (12) — прим. ред.). Чтобы это расширение от перепада температур в кирпиче происходило медленнее, мы поставили защиту из чугунных рамок, которые принимают на себя «основной огонь», а затем через воздушную подушку чугун передаёт тепло кирпичу. Кроме того, обычно, когда мы загружаем дрова, мы перекрываем решётку, и для разгорания приходится не только открывать поддувальную дверку, но и приоткрывать топочную. С «Алтайской защитой» этого делать не нужно, потому что она оставляет свободными прозоры колосника, и сколько бы вы сюда дров ни загрузили, воздух всё равно будет поступать в точку горения. Всё в той же системе ТРИЗа есть такой подход: если система не может существовать сама по себе, то нужен какой-то посредник, который бы передал бы её функции. Вот я в качестве посредника и использовал эту защиту между огнём и кирпичом, и функция начала работать: воздух постоянно подаётся, топливо постоянно горит, печка нагревается медленно и равномерно, и прямого контакта кирпича с огнём или чугуном нет, то есть кирпич не прогорает. И второе — увеличилась теплоёмкость, потому что чугун нагревается долго и тепло отдаёт тоже долго.
— Как Вы считаете, такие общероссийские профессиональные форумы, как семинар «КАМИ», действительно нужны?
— Ну, вы представляете: мы живем в трёхстах километрах от Барнаула, и я каждый год двумя поездами и самолетом добираюсь сюда. Не потому, что нам производить нечего, — а потому, что мы думаем о том, что будем производить завтра. Сейчас печники, собираясь здесь, приносят самые последние веяния, диктуют тенденции новинок. И мы, изготавливая фурнитуру, стремимся их учитывать.

К ВОПРОСУ О МАТЕРИАЛАХ
Жаркие споры велись в аудитории во второй день семинара, после выступлений начальника отдела технического контроля и лаборатории витебского ОАО «Керамика» Александра ГИБХИНА и главы представительства немецкой компании «Вольфсхойер Тонверке» Елены БЫСТРОВОЙ. Европейцы, а в частности, немцы считают шамот идеальным материалом для строительства печей, и Елена Сергеевна весьма убедительно рассказала о преимуществах шамота. Только вот скептиков среди слушателей нашлось немало.

Европейцы, а в частности, немцы считают шамот идеальным материалом для строительства печей. Только вот скептиков среди слушателей нашлось немало.

— Шамотные блоки, возможно, хороши, когда печь носит скорее декоративный характер, — считает член некоммерческого партнёрства «Развитие системы печей Кузнецова» Евгений КОЛЧИН. — В России немножко другая история, здесь всегда строили массивные печи из кирпича, и традиции всё же надо учитывать. Сколько я печей видел и строил… Если бы шамот выдерживал такие нагрузки, о которых говорилось, то, наверное, он бы уже везде использовался.

Представителям ОАО «Керамика» из города Витебска тоже досталось критики. Они, к слову, её достойно приняли и поехали с записанными замечаниями производить новые пробные партии огнеупорного кирпича, который полностью соответствовал бы всем пожеланиям российских печников.
— Говорят, что производители витебского кирпича в последнее время очень активно работают над качеством кирпича для печестроения, как облицовочного, так и огнеупорного. Последнее особенно интересно, поскольку в России с этим материалом дела обстоят неважно.
— Да, у нас много наработок, — и уже внедрённых в производство, и тех, что только испытываются, — отвечает Александр ГИБХИН. — Например, у нас есть разработки, которые мы проводили с комбинацией наших белорусских глин, и теплосменность показала более 20 циклов.Мы испытывали по-своему — более приближенно к реальным условиям в топке. Нагревали только одну сторону кирпича до 800 градусов, заводя его в печь на 4 сантиметра, а затем опускали в воду. Партия такого кирпича уже выпущена и сейчас проходит испытания в МЧС — ждём заключения. По нашим испытаниям, этот кирпич достаточно жаропрочен для использования в каминах и печах.

49

Александр ГИБХИН, начальник отдела технического контроля ОАО «Керамика»

— А вообще витебский кирпич пользуется спросом в России?
— Россия — наша основная экспортная единица, поскольку около 80 % продаж идёт именно сюда. Кроме того, мы уже третий год успешно проходим проверку европейских экспертов, причём если мы сертифицируем кирпич и даём марку «200», то по европейскому стандарту выходит марка «560». Но мы предпочитаем оставлять свои цифры, потому что марка влияет на ценовые показатели, а мы не хотим отпугивать потребителей, наш кирпич должен быть доступным. И мы знаем, что у нас есть запас прочности. Это правильно, поскольку у компании «Керамика» серьёзная история, и мы не намерены терять свою репутацию надёжного партнера.
— Вы впервые на семинаре «КАМИ» — какие впечатления?
— Такие встречи, однозначно, нужны. За три дня нам было что обсудить — направления развития, что необходимо делать, — и уже наладились некоторые перспективы. Генеральный директор, отправляя нас сюда, наставлял: выслушайте жалобы, претензии, узнайте, что людям необходимо сейчас. Мы сделаем выводы, попробуем модифицировать наш кирпич, — уже есть наработки, — попробуем выпустить опытную партию, посмотрим, испытаем и затем предложим потребителям.

Каждое выступление сопровождалось активным обсуждением, подчас перерастающим в горячие споры, — это отличительная черта всех семинаров «КАМИ».

Как уже было сказано, каждое выступление сопровождалось активным обсуждением, подчас перерастающим в горячие споры, — это отличительная черта всех семинаров «КАМИ». Рассказывали, как на одной из прошлых встреч в пух и прах «разносили» печи Кузнецова, спорили, доказывали, но ничего — каждый делает своё дело, по-прежнему встречаются здесь же, обсуждают, делятся опытом, советуются. Это же профессионалы — они из спора выносят истину.

ЭХ, ЗАКОНЫ…
О том, что печь — источник повышенной опасности, никому рассказывать не надо. Сколько несчастных, а порой и трагических случаев происходило из-за неисправностей в работе этой древней и, казалось бы, простой конструкции. А всё потому, что с огнём шутки плохи, и отсутствие контроля со стороны государства, по мнению печников, лишь усугубляет ситуацию. Этот вопрос активно обсуждался на третий день семинара.
— Автомобили же проходят технический осмотр регулярно, страхование —обязательно, а печи — такой же источник повышенной опасности, — говорит печник из Вологды. — Раньше специалисты ежегодно проверяли исправность печей, то есть проводили своего рода технический осмотр. А теперь большинство законов и нормативных актов отменили, скажем так, за давностью, новых не приняли, и получается — что хотите, то и творите.
— Да, мы сколько раз предлагали специалистам МЧС найти время, своими силами разбить город на районы и за счёт областного бюджета провести паспортизацию печей,— вступает в дискуссию Илья ВАСИЛЬЕВ, председатель Гильдии печников Архангельска, — но ответа пока не получили. Им, видимо, проще потом решать проблемы со сгоревшими домами.
— На самом деле, я никогда не видел очень серьёзных нарушений в строительстве печей со стороны самих печников, — перебивает Евгений КОЛЧИН. — А вот строители, когда «пляшут от печки», перекрывают всё, что угодно, — им лишь бы выполнить работы, получить свои деньги и уйти.

50

«Я никогда не видел очень серьёзных нарушений в строительстве печей со стороны самих печников», — говорит Евгений КОЛЧИН.

— Да мы в прошлом году осмотрели сто пятьдесят печей в районах Карелии, и везде нарушения, допущенные печниками! — не выдерживает Сергей СЕРЁГИН. — Да, эти печи строились давно, но их ведь и продолжают строить так же по старинке, с теми же нарушениями!
— А всё потому, что закона толкового нет, — чуть ли не хором поддерживают печники.

«Автомобили же проходят технический осмотр регулярно, страхование —обязательно, а печи — такой же источник повышенной опасности»

— Нас поставили в условия, при которых мы не можем выступать с законодательной инициативой, лишь индивидуально, на местах писать свои технические условия, согласовывать их с местными органами власти и по ним работать, — говорит Евгений КОЛЧИН. — Но каждый индивидуальный предприниматель не станет этого делать, а значит, надо принимать закон на уровне страны. А законодательства как такового нет — остался лишь урезанный свод правил, который перерос из СНиПа, и делали его в авральном порядке вовсе не печники. Нас возможности влиять на законодательство лишили, мы можем только давать какие-то рекомендации, писать письма — как говорится, стучитесь да будьте услышаны.
— Отсутствие толкового законодательства, безусловно, вносит беспорядок в работу и требует никому не нужной бюрократической волокиты, — подводит итог Сергей СЕРЁГИН. — Надеемся, что наше скорое вступление в Европейский союз печников даст нам необходимый опыт в решении и этих вопросов.

И НЕМНОГО ИСТОРИИ
Третий день всем гостям семинара запомнился знакомством с удивительным человеком — карельским историком Николаем КУТЬКОВЫМ, автором новой книги «История отопления Петрозаводска», выпущенной совместно с Печным центром «Ками».

51

«История отопления Петрозаводска»

— Мне очень интересна не только социальная, но и экономическая жизнь столицы Карелии, — говорит Николай КУТЬКОВ. — Здесь много интриг и много каких-то местных открытий, которые вошли, в общем-то, в российскую историю экономики, в историю горного дела. У нас в Карелии были свои наработки, которые потом стали основной для развития горной промышленности и металлургии. В архивах я встретил упоминания о том, как заготавливались дрова и какие раньше существовали драконовские меры: за невыход на заготовку дров человек попадал под трибунал и мог получить если не расстрел, то большой тюремный срок. Это тоже история, отпечаток времени, и я с большим интересом занимался подготовкой книги «История отопления Петрозаводска».
— Что Вас больше всего удивило в процессе работы над книгой?
— Я, в принципе, уже знал, что Петрозаводск был первым городом, который познакомился с каменным углём. Оказалось, да — мы первые в России стали использовать уголь. Не свой — сначала британский уголь, но потом был найден уголь в Луганске. То есть основание Донбасса — это тоже следствие работы Олонецкой металлургической империи. Специалисты поехали по всей России, нашли уголь, опробовали его здесь, признали годным и основали завод, который тоже сначала входил в систему Олонецких горных заводов. Здесь целая металлургическая империя тогда была. Это мы считаем, что главный город тогда был Петербург, а на самом деле Петербург был филиалом Олонецких горных заводов, то есть мы владели огромным пластом экономики всего Северо-Запада.
— А что касается отопления Петрозаводска в прежние времена — были какие-то ноу-хау?
— Вряд ли можно говорить о ноу-хау, но здесь были прогрессивные по тем временам технологии. Например, в Европе сейчас в моде воздушное отопление — так вот подобное было здесь, в Губернаторском доме, в Кафедральном соборе на центральной площади, у купцов в лавках в гостином ряду. Но потом от него стали отказываться, поскольку такое отопление в наших холодных северных краях оказало не экономичным — и все перешли на «голландки». Так что у нас тут были всякие усовершенствования, мы всегда были на острие технологических новинок…

Три дня семинара пролетели незаметно, поскольку были насыщены событиями, выступлениями, дискуссиями, которые описать в рамках одной статьи просто невозможно. Завершилась встреча вручением сертификатов участников семинара и сертификатов, подтверждающих прохождение курсов повышения квалификации в области пожарной безопасности. Но главное, что каждый участник форума печников России нашёл для себя интересные идеи и решения для дальнейшей работы.

Оставить комментарий