Галина Розвадовская: «Если делаешь, то делай хорошо» - Fireplaces&Stoves

Галина Розвадовская: «Если делаешь, то делай хорошо»

В нашей стране, где сжигание картофельных очисток в печи зачастую является единственной мерой по уходу за дымовой трубой, трубочист воспринимается как персонаж из прошлого, чумазый человечек с чёрным цилиндром на голове и щёткой-ёршиком в руке. И хотя с развитием загородного строительства востребованность услуг по прочистке и ремонту дымохода набирает обороты, нечасто пока удаётся встретить представителей этой интересной и нужной профессии. А уж познакомиться с женщиной-трубочистом — это вообще большая удача. Поэтому, увидев директора компании «Столичный трубочист» Галину РОЗВАДОВСКУЮ на одном из профессиональных мероприятий, мы не могли упустить возможность побеседовать с ней.

61

Галина Розвадовская на работе

F&S: Галина, как Вы пришли в эту необычную для женщины профессию? С чего всё началось?
ГР: Десять лет назад в Москве начал расти спрос на постройку печей. Соответственно, возникла и потребность в обслуживании дымоходов. И вот один знакомый, который строил печи, предложил мне открыть вместе с ним трубочистную компанию.
F&S: А чем Вы занимались на тот момент?
ГР: Трикотажем. Дизайнер по трикотажу. У нас с сестрой была своя мастерская и небольшой цех, который мы арендовали на заводе имени Орджоникидзе. Здесь же арендовал помещение тот мой знакомый. Так вот, он предложил: «Давай откроем трубочистную фирму. Ты же всё равно тут сидишь — будешь звонки принимать, пока я езжу по объектам». Для получения лицензии нужно было, чтобы директор имел техническое образование, а у него гуманитарное. У меня же как раз техническое. И к тому моменту я уже знала многих печников по ремесленным выставкам. Подумав, я согласилась. Прошло месяца четыре, мы подали документы на лицензию и делали сайт, когда мой товарищ сказал: «Это всё слишком сложно», — отдал мне ключи от офиса и ушёл. А мне стало жаль бросать начатое, тем более, что тема интересная, необычная.
F&S: Галина, расскажите, в чём заключается Ваша работа.
ГР: Первые несколько лет я постоянно выезжала на объекты, раза два, три в неделю.
F&S: То есть, Вы не просто управленец?
ГР: Да какой там управленец, я именно что технарь. Мне управленца как раз не хватает, чтобы фирму поднять. И не хватает очень сильно.
F&S: Но и представить Вас на крыше с ёршиком в руках тоже трудно.
ГР: Нет, дымоходы я не чистила. Не надо, не надо мне ёршиков, не женское это дело. Печная сажа, кстати, весьма вредна для кожи. Мужику-то всё равно, его и так любят, а женщине нужно себя беречь. Я занималась тем, что разрабатывала технологию работ. На объекте объясняла трубочистам, что делать, контролировала видео-обследование. Когда мы бывали на серьёзных объектах — например, в Кремле, — я всегда работала у камина: заклеивала его, проверяла, чистила. На крышу тоже поднималась, смотрела…

Не надо, не надо мне ёршиков, не женское это дело. Печная сажа, кстати, весьма вредна для кожи. Мужику-то всё равно, его и так любят, а женщине нужно себя беречь.

F&S: Мне кажется, сегодня немногие знают, как правильно эксплуатировать очаг и ухаживать за ним. Это так?
ГР: К сожалению, да. Когда-то я арендовала помещение в одной организации. Там на проходной сидела женщина, и в какой-то момент она пропала. Как оказалось, она поехала с мужем и собакой на дачу, дело было зимой. Приехали, муж пошёл с собакой гулять, а она начала растапливать печь. Было очень холодно, и женщина плеснула в топку жидкость для розжига. Всё вспыхнуло, пламя ударило ей в лицо. Она сгорела вместе с домом. Вот такой ужасный случай. Так вот, лишь когда люди видят, что может случиться, если неправильно обращаться с печью, они начинают задумываться об этом. А так немногие вообще знают, что жидкость для розжига категорически запрещено использовать для растопки печей. Грамотность населения в этой области, жизненно важной абсолютно для каждого человека, — я говорю о дымоходах, вентиляции, печах, каминах, отопительных котлах на всех видах топлива, — сегодня равна почти нулю.
F&S: Как, по-вашему, можно с этим бороться?
ГР: В начале нашей деятельности мы занимались не только дымоходами, но и строительством печей. И я всегда выдавала заказчикам составленную мной инструкцию по эксплуатации очага, очень подробную. Там всё было детально расписано, вплоть до того, как погода может влиять на работу печи. Что можно делать, а что нельзя, — особенно большим получился раздел «Запрещается». Сейчас я веду сайт о трубочистных работах, самый большой из всех существующих. Он просветительный, как энциклопедия, там есть всё по теме обслуживания печей и дымоходов. Все статьи я пишу сама.
F&S: Галина, а какие Ваши главные профессиональные качества?
ГР: Мне нужно досконально знать то, чем я занимаюсь. Я во всём придерживаюсь принципа: если делаешь, то делай хорошо. Например, сейчас я начала осваивать направление ремонта и дизайна интерьера. И для меня важно не просто научиться рисовать картинки, но и знать все нюансы: какие материалы могут использоваться, что с чем сочетается, и так далее.
F&S: Вы лучше, чем кто-либо, знаете, как обстоят дела с работой трубочистов в Европе. Скажите, мы сильно отстаём?
РГ: Самая безупречная в этом отношении страна, — естественно, Германия. Там всё правильно организовано, хорошо работает законодательство. Дымоходы производятся в соответствии с нормативами, монтажные компании устанавливают их тоже в соответствии с нормативами. То есть, дымоход для газового котла на баню никто не поставит. В то время как у нас до сих пор используют запрещённые асбестовые трубы. Мы сталкивались с этим не один раз! Звонят: есть проект, асбестовая труба на баню, смонтируете? Я говорю: асбестовые трубы запрещены к использованию. Они мне: но ведь у нас же есть проект! Я отвечаю: так нельзя, это не соответствует нормативам. Они: но у нас же проект!! Считают, раз заплатили деньги конторе с именем, и раз эта контора внесла им в проект асбестовую трубу, значит, можно монтировать. В таких случаях мы говорим: нет, мы не будем этого делать… Но ведь они всегда находят тех, кто согласится! Такая вот проблема.

«В Германии дымоход для газового котла на баню никто не поставит. А у нас до сих пор используют запрещённые асбестовые трубы»

F&S: В январе 2011 года вместе с трубочистом Павлом Самоделовым Вы учредили Национальную Гильдию трубочистов. Кто сегодня состоит в ней?
ГР: В основном, выпускники наших курсов (Краткие курсы обучения профессии трубочист проводятся несколько раз в год в г. Петрозаводске на базе учебного центра ООО «КАМИ» — прим. ред.) и люди из глубинки. А московские и питерские, к сожалению, не спешат к нам примкнуть. Питерские трубочисты вообще где-то сами по себе, мы их нигде никогда не видим. А московская Гильдия печников… раньше она была немножко другой, когда председателем был Валентин Быков. Мы с ним говорили о том, что для трубочистов нужно найти место в этом сообществе — тогда и было принято название «Гильдия печников и трубочистов». Но когда Быкова не стало, меня оттуда выгнали. Точнее, сделали всё для того, чтобы я ушла.

62
F&S: Как это произошло?
ГР: Председателем Гильдии стал Виктор Деревякин. Хотя не понятно, какое отношение он имеет к печникам — торгует печами и каминами… И вот они всей Гильдией стали продвигать эти готовые печи. Как-то раз обсуждали устав, и вдруг вижу: в нём нет ни слова о трубочистах, написано просто «Гильдия печников». Я говорю: постойте, а как же трубочисты? Они мне: ну, мол, подразумевается, что каждый печник является и трубочистом… Ну, я и ушла. Уже тогда мне было видно, что они просто пользуются именем Гильдии, чтобы заниматься своей коммерческой деятельностью.
F&S: А много сейчас в Москве трубочистов?
ГР: На самом деле, в Москве трубочистов мало. Дымоходы обследуют и чистят, как правило, организации, которые занимаются другими видами деятельности: например, альпинисты и сантехники зачастую включают прочистку дымохода в список своих услуг. Монтажники печей и дымоходов тоже — ведь для выполнения трубочистных работ нужна та же лицензия МЧС, что и на монтаж.
F&S: Как считаете, возможно какое-то развитие трубочистного дела в нашей стране в ближайшие годы?
ГР: У нас очень мало людей, которые готовы этим заниматься. Я бы с удовольствием, но у меня фирма, я заместителя себе не могу найти.
F&S: Я помню, вы вместе с Павлом Самоделовым готовили открытое письмо в правительство и различные государственные службы с просьбой о содействии в развитии профессии трубочиста, в частности, официальном утверждении этой профессии и создании какого-то единого нормативного документа.
ГР: Да, мы написали такое письмо, я его разослала. И получила несколько ответов, в том числе от МЧС. В общем-то, характер ответов положительный: мол, давайте, мы готовы рассмотреть. Теперь осталось подготовить свод правил, регламентирующих монтаж дымоходов и трубочистные работы.
F&S: Кто-нибудь занимается этим сейчас?
ГР: Именно мы, трубочисты, а ещё компания «Балтвент», не так давно выступили с инициативой организовать Союз производителей дымоходных систем в России — чтобы совместными усилиями работать над новыми нормативами. И что вы думаете? В итоге всё в свои руки взяли немцы, они же стали учредителями. Но как производители немецких дымоходов могут быть учредителями Союза производителей дымоходов в России? Понятно, что они будут продвигать немецкий норматив. И хорошо, если он будет носить рекомендательный характер, — а если законодательный? Я согласна, что немецкий документ можно было взять за основу. Он у них большой, в нём всё предусмотрено: какие дымоходы для чего, какие они должны быть, как их ремонтировать, как обслуживать. Но его необходимо было адаптировать для нашей страны, и делать это должны были российские производители!
F&S: Знакомая ситуация… Галина, в завершение нашей беседы поделитесь своими планами на ближайшее время.
ГР: Как я уже сказала, мне хочется заняться дизайном интерьера. Мне нравится писать… А ещё я люблю фотографировать — вот, наконец, купила себе хороший фотоаппарат.

Беседовала Евгения Нартова.
Фото из личного архива Галины Розвадовской.
Internet ist der Ort , wo jemand Viagra online kaufen konnen , um erektile Dysfunktion bei jungen Menschen zu b

Оставить комментарий